Меню новостей

Мы в ВКонтактe

Санкт-Петербургские ведомости 30.11.2011 "Экскурсия... в 39-й"

Сергей ГЛЕЗЕРОВ

 

Исполнилось 72 года со дня начала советско-финской, или «зимней», войны. По сложившейся традиции, историко-культурный центр «Серебряное кольцо» провел экскурсию по линии Маннергейма.

 

Наша первая остановка – в 32 километрах от Выборга, в урочище Солдатском. От шоссе, продираясь через кусты и упавшие деревья, топаем по болотистому лесу к финскому доту SK-2.

 

Мы находимся в зоне боевых действий, с земли ничего не поднимать, – предупреждает наш гид, историк-краевед Владимир Чекунов, облаченный в подлинную форму финского шюцкоровца.

 

Заросшие мхом бетонные руины дота с торчащей из стен арматурой появляются перед нами практически внезапно.

 

Дот был замаскирован, о существовании его Красная армия не подозревала, – рассказывает гид. – Сверху был бронекупол – его снесли наши тяжелые снаряды, бившие прямой наводкой... Вот здесь стояла прожекторная установка, тут – пулеметы. Из амбразур простреливался каждый сектор. Остальное пространство перекрывалось минометчиками, артиллеристами, снайперами и отдельными стрелками.

Весь январь 1940-го Красная армия пыталась здесь безуспешно атаковать, и только с приходом 100-й стрелковой дивизии наметились успехи. К концу января дот разведали, артиллерия начала его крушить, а в конце января штурмовая группа смогла выбить финнов отсюда.

Видите эту кучу камней наверху, – показывает Владимир Чекунов, когда мы взобрались на крышу дота. – Это финны на себе и на телегах ночами возили эти камни, скрепляли их цементом и пытались укрепить пробоины. А черные подтеки на бетонных стенах – следы гудрона. Его применяли для гидроизоляции. Политруки потом говорили красноармейцам: финны свои доты резиной обшивают, поэтому наши снаряды от них и отскакивают. Вот она, хитрость-то маннергеймовская!..

О «зимней» войне гораздо больше легенд, чем ясности и понимания. Вот, к примеру, первый миф: линия Маннергейма была чрезвычайно мощной. Не было такого! Ее силу сильно преувеличили уже потом, дабы объяснить неудачи споткнувшейся об нее Красной армии. Сам Маннергейм говорил, что у финской линии обороны не было главного: глубины. Сила ее была в том, что укрепления хорошо вписывались в местность и были идеально замаскированы.

 

А вот вам миф № 2: всю «зимнюю» войну на Карельском перешейке стоял адский мороз, – продолжает Владимир Чекунов. – Из оперативных сводок следует, что температура ниже 20 градусов мороза здесь была лишь двадцать дней – из всех 105 дней «зимней» войны. Средняя же температура декабря 1939 года составляла плюс два – минус пять градусов. И именно в это время, по данным Военно-медицинского архива, было огромное количество обмороженных. Происходило это так: наша пехота начинает атаку, финский огонь прижимает ее к земле. А что значит долго пролежать на льду, из-под которого выступает вода, не поднимая головы из-за пулеметного огня?..

 

По лесным дорогам, едва не заплутав, наш автобус добрался до танкового полигона в Каменке, где объединение «Эпоха», по традиции, проводит военную реконструкцию. Во время «зимней» войны это была территория жестоких боев: здесь Красная армия еще в декабре 1939 года уперлась в линию Маннергейма. И только в феврале 1940-го прорвала ее, устремившись к Выборгу.

 

...И грянул «бой». В самый разгар его появился наш бронеавтомобиль, увенчанный вращающейся башней, как у танка. Завидев его, «красноармейцы» с утроенной силой бросились в атаку, и «враг» вскоре был повержен.

 

– Это средний бронеавтомобиль БА-3М, созданный в 1934 году на трехосном шасси «Форд-Тимкен», – в основном именно такие и участвовали в «зимней» войне, – рассказал механик-водитель Виктор Федорович, в мирной жизни – сотрудник автотранспортной компании. – Внешне – точная копия, все соответствует оригиналу. Некоторые детали даже родные, тех времен, найдены на местах боев. Сегодня машина впервые участвует в «бою» на Карельском перешейке, а свое боевое крещение приняла нынешней осенью на Бородинском поле.

 

Участники реконструкции отправились вместе греться у костров, а наши хождения по лесам Карельского перешейка еще не закончились. Нас ждали руины дота «Поппиус», названного так по фамилии первого командира его гарнизона, на знаменитой высоте 65,5. Его еще называют «миллионером»: он был одним из дотов, на которые финское правительство потратило миллион марок.

 

Первые атаки начались здесь 12 декабря 1939-го, к концу декабря Красная армия была остановлена, перед финскими позициями осталось 70 сгоревших советских танков, – пояснил Владимир Чекунов. – Однако наши пристреляли этот дот, и к концу декабря сами финны покинули его, после чего он стал испытательным полигоном для нашей артиллерии.

 

От «Поппиуса» через лес мы совершаем еще один марш-бросок. Повсюду вокруг – следы воронок и окопов. И кажется, нет ни начала, ни конца по-фински аккуратной и стройной линии гранитных надолбов в несколько рядов. А между ними до сих пор – мотки колючей проволоки. И ржавые железные колья с заостренными концами, на которые крепилась «колючка». Впечатление такое, что война тут была только вчера...


Статья на сайте газеты